Английский язык для нефтяных специальностей

Английский язык для нефтяных специальностей, технический английский, по разным специальностям: геология, бурение, нефтеразнаботка, геофизика капитальный ремонт скважин, машины и оборудование нефтяного промысла и т.д.

Рекомендованная, Полноценная реклама от Google, специально подобранная по Вашим поисковым запросам:

понедельник, 12 сентября 2011 г.

НЕФТЬ И ЦЕНЫ В РОССИИ

НЕФТЬ И ЦЕНЫ В РОССИИ
(социальный и экономический аспекты)
Одним из важнейших факторов, определяющих состояние и развитие нефтегазового комплекса России, являются мировые и внутренние цены на энергоносители.
1. Мировые цены на нефть определяются:
• соотношением спроса и предложения;
• геополитическими, макроэкономическими и природными факто-рами, проявляющимися посредством психологического поведения игроков на бирже;
• циклами и суперциклами колебаний конъюнктуры рынка.
Постоянный рост спроса, хотя и обеспечивается приростами запасов недр в достаточном объеме и неотстающим (опережающим) ростом предложений в мире в целом, тем не менее поддерживает общую тенденцию умеренного (на 1-1,5%) среднегодового роста мировых цен на нефть. Однако на этот общий тренд накладываются колебания цен с волатильностью, кратно (2-3 раза) превышающей среднюю цену за длительный промежуток времени (10-12 лет). Эта волатильность носит объективный и субъективный характер.
К сожалению, при анализе закономерностей в динамике конъюнктуры мирового рынка этой цикличности не уделяется должного внимания.
Среди долгосрочных циклов следует различать:
• Сырьевые суперциклы (18-36 лет) – длительные периоды восходящего тренда цен на сырье (ТЭР), обусловленное появлением новых динамично развивающихся крупных игроков в мировой экономике (полуциклы длинных экономических волн Н. Кондратьева).
За последние 100 лет наблюдалось 3 таких суперцикла (индустриальное и транспортное развитие США в 20-30-е годы ?? века; индустриальное возрождение Западной Европы, а затем – Японии в 60-е годы прошлого века; бурный рост экономики Китая на рубеже ??-?? веков, потребляющего до 20% сырья, добываемого в мире). Последний суперцикл протянется до 2020-2025 гг., до насыщения экономики Китая природными ресурсами и ее перехода на постиндустриальный путь развития.
• Средние циклы (10-12 лет), обусловленные колебаниями солнечной активности и вызванными ими всплесками военно-политических конфликтов и других конфронтаций на мировой арене. Они состоят из 3-х субволн на повышение и 2-х – на понижение.
• Субциклы (2-3 года) – их подоснова пока не ясна, но предположи-тельно они связаны с финансовыми процессами в глобальной эконо-мической системе.
Нынешний рост цен на нефть на мировом рынке определяется тем, что все эти циклы синфазно наложились друг на друга.
2. Финансовые спекуляции и цены на нефть
В 2005 г. сложилась парадоксальная, на первый взгляд, ситуация. Рост мировых цен на нефть сопровождался синфазным ростом экономических показателей в США и ЕС и ростом акций.
Этот факт можно объяснить избытком денег,
Это – а отнюдь не ожидаемый
Как долго это будет продолжаться?
По нашим представлениям, спекулятивный финансовый пузырь начинает сдуваться.
Для борьбы с инфляцией центральные банки США и ЕС будут повышать ставки, а это приведет к замедлению экономики и окажет негативное воздействие на фондовые рынки. В конечном итоге это приведет к снижению стоимости фьючерсных контрактов. Глубина этого падения зависит не от объективных тенденций роста спроса на ТЭР и возможных военно-политических конфликтов. Эти процессы ответственны за 20-30% волатильности, а основное изменение величины цены определится психологическим восприятием биржевых игроков к состоянию экономики и платежеспособного спроса на ТЭР и потребительские энергопродукты.
Исходя из факторов субциклового (2-3 года) и среднециклового (10-12 лет) развития конъюнктуры мирового рынка следует ожидать, уже начиная со ??-й половины 2006 г., снижения цен на нефть (до 50 $/бар в 2007 г. и до 30 $/бар ? в 2009 г.).
Эти прогнозы ГУ ИЭС совпали с прогнозами И. Башмакова (ж. Мировая энергетика, № 7, 2006). Хотя эти долгосрочные тенденции не исключают сезонного или временного всплеска цен, обусловленного военными конфликтами на Б. Востоке.
Эластичность экономики к ценам на сырую нефть
Сегодня определяющим на мировом нефтяном рынке является не поведение экспортеров (как это было до 1995 г., когда цены
Но эта адаптируемость имеет свои пределы.
Так, считается, что для экономики США достижение уровня цен на нефть 100-120 $/бар является предельным, после чего начнется явный спад общей платы за энергопоставки (не путем их физического сокращения, а путем снижения цены).
Для ЕС этот уровень 80-90 $/бар. В силу того, что в отличие от США у ЕС практически нет собственных энергоресурсов, а экономика ЕС за счет более высокой эластичности потребительских цен на нефтепродукты к цене сырой нефти острее реагирует на колебания конъюнктуры нефтяного рынка.
Поэтому, когда говорят о прогнозах на нефтяные цены, имеют ввиду именно эти предельные цены эластичности экономики, а не реальный их рост.
Для Китая, в связи с его индустриальным развитием, спрос на нефть не сократится даже при росте цен до 140 $/бар, тогда как для многих развивающихся стран (Индонезия, Пакистан и др.) критичной является величина 70-80 $/бар, превышение которой тормозит их экономическое развитие.
 
Биржевая торговля
Еще раз следует подчеркнуть, что цена на нефть определяется на биржах индустриально развитых стран-импортеров, исходя из их макроэкономических интересов, а отнюдь не из опасений ограничений в поставках. Поэтому предложение об открытии новой биржевой площадки – в России (с торговлей за рубеж) объективно будет способствовать меньшей спекулятивности и большей стабильности конъюнктуры нефтяного рынка. Это связано с тем, что цена на нефть в долларовом выражении существенно зависит от инфляции в США. Поскольку инфляционные процессы в евро и рублях менее выражены, переход на торговлю в этих валютах неминуемо снизит влияние инфляционного фактора на колебания мировых цен на нефть.
Однако торговля на российской бирже только расчетными фьючерсами не даст должного эффекта до тех пор, пока нефтяные фьючерсы не станут поставочными, т.е. не будут предусматривать реальные поставки нефти (М. Хазин – журн.
Для России чрезвычайно важна даже не абсолютная величина цены, а ее предсказуемость и стабильность. Это связано с тем, что нынешняя доля ТЭК в общей валютной выручке достигла в 2005 г. 56,5%, и сколь-нибудь заметные колебания цен могут существенно влиять на бюджет страны. Кроме того, большая волатильность цен влияет и на обоснованные уровни добычи, что сопряжено с дополнительными технологическими сложностями частой консервации и раскрытия производственных мощностей по добыче нефти.
Общий же уровень мировых цен на нефть для России выгоден в диапазоне 60-70 $/бар. При меньшей цене будет сокращаться доходная часть бюджета государства и компаний. При большей – будет стагнировать экономика России из-за достаточности нефтедолларового потока для текущих социальных расходов государства и неумелого использования дополнительных доходов для расширенного воспроизводства энергетического потенциала страны (инновационного – взамен чисто природо-ресурсного).
 
Нефтедоллары и социально-экономическая политика России
При этом главная задача для России – соединение отдельно социальной и отдельно – экономической в единую социально-экономическую политику.
Нынешняя социальная политика в России направлена на сохранение низких потребительских цен на конечные энергопродукты (эл. энергию, тепло, газ и моторное топливо).
 
Экономическая политика – рост ВВП и доходов государства.
Несмотря на то, что для России как развивающейся страны ВВП тесно коррелирует с качеством жизни населения, все же конкретный человек слабо ощущает на себе макроэкономический рост.
Социальная справедливость в России явно нарушена. Расслоение населения по уровню доходов и расходов, определяемое по коэффициенту Джини, при оптимальном соотношении в 0,38 в России составляет 0,48-0,5, тогда как в Швеции он равен 0,3 и даже в США – 0,41. Нефтяной олигархизм создал стену непонимания между большей частью населения (со средней зарплатой до 10 тыс. руб. и рядовыми нефтяниками и газовиками, имеющими зарплату, не превышающую 50 тыс. руб.) и высшим менеджментом НГК (с доходами свыше 1 млн. руб. в месяц), и это непонимание переросло в противостояние общества и НГК в целом. Отсюда – и расхожее требование: в стране, богатой ТЭР, люди должны потреблять энергии (в частности, нефтепродуктов) больше в количественном отношении и по заведомо более низким ценам, чем в других странах. Это требование приводит к энергорасточительству и энергоиждивенчеству, что угрожает самой энергетической безопасности государства и общества. Никаких ресурсов не хватит для необходимого роста ВВП в 2 раза за 10 лет, если не обеспечить реализацию политики энергосбережения и энергоэффективности.
Выход в том, чтобы сочетать макроэкономические интересы государства в целом, в т.ч. его общую политику энергоэффективного развития, с интересами человека. Это можно сделать на базе разумного формирования потребительской корзины населения и поддержания доли энергозатрат в общих расходах семейного бюджета на определенном уровне.
В финансовом плане это означает, что регулируемые государством цены на продукцию естественных монополистов (РАО ЕЭС России и Газпром) и др. производителей социально значимых товаров (в частности, моторного топлива) должны формироваться не по аналогии с мировыми розничными ценами, а как допустимый процент от общих расходов населения (с учетом реальной заработной платы и общих социальных расходов).
 
ВТО и цены
Энергетические ресурсы непосредственно не входят в перечень товаров, на которые распространяются нормы ВТО. В то же время условия, предъявляемые к России на переговорах о ее вступлении в ВТО, касаются, прежде всего, промышленных субсидий, т.е. низких внутренних цен на газ, электроэнергию и, в меньшей степени, на нефтепродукты для промышленного спроса, в результате чего эти предприятия получают дополнительные преференции на мировом рынке. Общий
В принципе, такой же подход должен предусматривать и рост внутренних цен на нефтепродукты.
 
Цена на нефть и на потребительские энергетические товары и услуги
Для стран ЕС цены на нефть и нефтепродукты меняются синхронно. Так, с 2000 г. по 1-е полугодие 2006 г. цена на нефть (Brent) увеличилась с 28 $/бар до 70 $/бар (в 2,5 раза – см. диагр.), а цена на нефтепродукты за этот же период выросла с 300 до 620 $/т (2,1 раза). В России же внутренняя цена на нефть выросла в 3,75 раза, отпускная цена НПЗ на нефтепродукты (дизтопливо) – в 2,6 раза, а розничная цена – в 1,95 раза.
Это обусловлено тем, что государство искусственно сдерживало рост внутренних розничных цен, исходя из социальных требований промышленности, сельского хозяйства и населения. В то же время такая политика мало чем обоснована. Доля общих затрат на ТЭР в общих затратах отраслей промышленности неуклонно падает и составляет порядка 13%, в т.ч. продуктов нефтепереработки – всего 1,3%, в т.ч. в машиностроении – 0,7%, в строительстве – 3,4%. В продукции сельского хозяйства эти затраты значительно выше и составляют примерно 20%, а в семейном бюджете граждан – 18%, в т.ч. затраты на бензин – 3%.
Поэтому никаких оснований искусственно сдерживать цены на бензин ниже уровня инфляции – нет. Инфляция в целом в России за 1-е полугодие 2006 г. составила 6,9%, потребительские цены – на 5,9%, а цены на нефтепродукты выросли: на бензин – на 3%, на дизельное топливо – на 4,6%. Июльский рост цен на бензин на 1,1% кажется
В то же время принятое Правительством РФ решение о повышении экс-портных пошлин на нефть и нефтепродукты имело ввиду стимулирование компаний к увеличению внутренних поставок нефти и нефтепродуктов, что, как предполагалось, создает экономические условия для
Однако на самом деле выпадающие доходы ВИНК от экспорта компании стремятся компенсировать доходами от внутреннего рынка, что приводит к естественному росту цен на нефтепродукты, тем более с началом осенне-зимнего сезона.
Необходимо также отказаться от практики
То же самое нас ждет и в газовой сфере: ускоренная газификация страны в расчете на сохранение низких цен на газ уже привела к сдерживанию общей добычи газа. А неминуемое повышение цен на газ чревато возможным ростом неплатежей со стороны отечественных потребителей (населения, особенно в сельской местности). Опасно распространить такую ситуацию и на потребителей моторного топлива.
Объективно цены на бензин могут вырасти в 2006 г. и до 25 руб. за литр. В России никакой эластичности спроса от цены нет и не будет, как минимум, до уровня 40-50 руб. за литр. По крайней мере, пока доля расходов на бензин в семейном бюджете не превысит 8-10%.
И эта тенденция – объективна и искусственно сдерживать ее нет оснований, кроме популизма власти. Может быть, за исключением цен на нефтепродукты для сельского хозяйства, но это лучше делать, не прося ВИНК попридержать увеличение тарифов на время уборочной (и посевной) компании, а путем целевых субсидий из стабилизационного фонда.
Что делать?
Нужно не мешать разумному экспорту ТЭР и энергопродуктов и искать налоговые механизмы, стимулирующие менее быстрый (но естественный) рост внутренних цен.
А главное – надо использовать экспортные возможности для накопления ресурсов и переходу от сырьевого – к инновационно-ресурсному развитию России. В развитом обществе эффективность достигается не сдерживанием цен на энергоносители, а получением дополнительных продуктов и услуг с более высокой добавленной стоимостью. Тогда ресурсов нам хватит на многие поколения.
То, что финансовый блок Правительства имеет главной своей задачей накопление средств в т.н. Стабилизационном фонде, а Минэкономики не имеет ясной политики его эффективного использования, не является основанием для отказа от нынешнего конъюнктурного экспорта.
Собранные средства, в т.ч. от сверхдоходов ВИНК – не есть Стабилизационный фонд на случай возможного в будущем падения цен. Страхование бюджета должно осуществляться не омертвлением средств, а хеджированием, покупкой у мировых финансовых структур (и у ЦБ РФ) прав на возмещение затрат при падении мировых цен на нефть. А
Восстанавливать советский уровень добычи нефти свыше 600 млн.т в обозримый период нет достаточных оснований: дешевые ресурсы исчерпаны, а ускоренными темпами осваивать новые месторождения (в районах с нулевой инфраструктурой) экономически невыгодно – затраты большие, а цена еще неизвестно как себя поведет при исчерпании повышающего тренда сырьевого цикла (при сдержанном росте спроса на ТЭР в Китае, который по соображениям энергетической безопасности будет стремиться ограничить импорт, а максимально развивать собственные ресурсы – уголь и на его основе получение жидкого топлива, а также новую водородную энергетику для замены бензина в качестве моторного топлива).
При ожидании затянутого сырьевого цикла (сохранении тенденции роста цен до 2030-2050 гг.) выгоднее попридержать отечественные запасы ТЭР до
В любом случае развитие НГК России должно быть увязано не только с сиюминутной ситуацией, а с долгосрочными тенденциями спроса и конъюнктуры на мировом рынке, а также с переходом внутри страны с чисто сырьевого на путь более выгодного в социально-экономическом отношении инновационно-ресурсного развития. При этом внутренние цены на энергопродукты могут естественным образом расти, но еще быстрее будет расти производство продукции глубокой переработки с более высокой добавленной стоимостью, как это имеет место сегодня в индустриально развитых странах ЮВА (Японии), ЕС и США, которые импортируют ТЭР по высоким ценам, но обеспечивают при этом рост своей экономики.
Известно, что страны-экспортеры ТЭР (Алжир, Ирак, Венесуэла, Мексика, ОАЕ и Россия) имеют гораздо более низкий уровень душевого ВВП и качества жизни, чем страны ОЭСР, живущие за счет импорта ТЭР (Италия, Германия и др.). Поэтому общая социально-экономическая политика России – не в противопоставлении социальных интересов граждан (в т.ч. искусственном сдерживании внутренних цен на энергоносители) и макроэкономических интересов ВИНК и государства в целом, а в проведении политики роста доходов всех слоев общества для обеспечения необходимой покупательной способности граждан за счет развития инновационной экономики.
«дешевизна которых стала топливом для роста фондовых рынков, цен на недвижимость и сырьевых факторов» (А. Попов, ж. «РБК», № 8, 2006). Об этом же неоднократно писал В.И. Кириллов в газете «Коммерсант» в 2005 г. Используя объективную тенденцию долгосрочного роста цен на нефть (до смены знака сырьевого цикла), спекулянты на нефтяном «рынке ожиданий» играли на повышение, скупая и перепродавая нефтяные фьючерсы. В результате объем финансовых сделок с ними в десятки раз превышал объем товарных поставок. А цены на нефтяные фьючерсы растут быстрее, чем цены на спотовом рынке. И до тех пор, пока деньги не найдут другого более привлекательного приложения, цены на фьючерсном рынке нефти будут держаться на достаточно высоком уровне.«псевдодефицит» ТЭР из-за растущего спроса в Китае и обстановки на Б. Востоке будет главным фактором нынешней и будущей конъюнктуры мирового рынка нефти.«Растущие цены на энергоносители уже начинают просачиваться в инфляцию США, которая к началу лета 2006 г. в годовом выражении ускорилась до 4,2%, а по «доклинтоновской» методике оказывается на уровне 7%» (А. Попов).«диктовались» ОПЕК путем установления квот на поставки нефти), а поведением импортеров. До последнего времени США и страны ЕС вполне адаптировались к высоким ценам на нефть, что позволило, в частности, США увеличивать число рабочих мест на собственных малорентабельных месторождениях, а главное – обеспечить увеличение наукоемкого производства и потребительских товаров для стран-экспортеров нефти. Известно о росте товарооборота между США и Канадой, между Германией и Россией, когда встречно росли финансовые потоки: плата за энергоносители и за поставляемую в страны-экспортеры нефти продукцию. «Мировая энергетика», № 7, 2006). Только соединение торговли финансовыми инструментами с торговлей реальным товаром позволит снизить виртуальность и спекулятивность биржевой торговли и обеспечит обоснованность мировых цен на нефть.«Страна богатеет – народ нищает» – этот тезис для России имеет не только психологический, но и нравственно-экономический характер.«энергетический пакет» условий, предъявляемых к России, включает в себя требование выравнивания внутренних и экспортных цен на энергоносители. В результате переговоров Россия отстояла свою позицию о постепенном повышении цен на газ для промышленных потребителей с 40 до 55 $/тыс. куб. м к 2010 г., как это предусмотрено ЭС-2020.«скачком» только на фоне предшествующей неизменности цен, искусственно поддерживаемой ВИНК «по просьбе» правительства РФ. ВИНК шли на это, имея возможность получать основную прибыль от роста сырьевого экспорта.«нероста» цен на внутреннем рынке.«замораживания» внутренних цен на энергоносители на длительный период. Пример Чубайса, предложившего в угоду ложно понятым социальным интересам потребителей, поддержанным популистской политикой властей ограничить рост тарифов на электроэнергию на уровне не выше инфляции, привел к резкому сокращению инвестиций, отсутствию ввода новых мощностей и проявляющимся энергетическим кризисам.«цена отсечения» должна быть существенно повышена, чтобы избежать излишнего «профицита» бюджета, который должен в большем объеме использоваться для воспроизводства человеческого, интеллектуального и другого инновационного энергетического капитала взамен наращивания только природного потенциала ТЭР.«лучших времен», не форсируя добычу и экспорт в ближайшие годы, перейти на отложенный «опционный» экспорт.

Комментарии: 0:

Отправить комментарий

Подпишитесь на каналы Комментарии к сообщению [Atom]

Ссылки на это сообщение:

Создать ссылку

<< Главная страница

Пользовательского поиска
Рейтинг@Mail.ru

Превед!